Пистолет Гаврила Принципа
Пистолет Гаврила Принципа

Убийство летом 1914 года прямого наследника австро-венгерского престола, эрцгерцога Франца Фердинанда официально считается поводом, из-за которого была развязана Первая мировая война.
Вместе с супругом была застрелена и герцогиня София Гогенберг. Это произошло 28 июня в Сараево.

Франц Фердинанд и София Гогенберг
Франц Фердинанд и София Гогенберг

Как известно, вскоре после убийства австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда началась Первая мировая война, в результате которой погибли миллионы. Виновники этого преступления были арестованы и понесли наказание. Но вопрос о том, кто же стоял за этим убийством, до сих пор остается открытым. Уж очень много было заинтересованных в разжигании мировой бойни…

Цепи событий

Многие обстоятельства покушения в Сараево, которое послужило поводом для начала Первой мировой войны, до сих пор остаются загадкой. Те, кто владел информацией, давно ушли в мир иной.

И прав был тогдашний премьер Великобритании Эдуард Грей, который заявил: «Миру, вероятно, никогда не будет сказано о подлинной причине убийства эрцгерцога Франца Фердинанда. Судя по всему, у нас никогда не будет ни одного человека, который бы знал все, что надо было бы знать».

12 июня 1914 года в замке Конопиште, что близ города Бенешов в современной Чехии, собрались три человека: сам владелец замка — наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц Фердинанд, германский кайзер Вильгельм II и германский гросс-адмирал фон Тирпиц. Главным предметом обсуждения стала возможная война Австро-Венгрии и Сербии. Германский кайзер обещал венскому престолу всяческую поддержку. Более того, германская сторона обещала помощь в расширении и развитии австро-венгерского военно-морского флота.

Принято считать, что виновницей Первой мировой войны была Германия, ведь Австро-Венгрия уже начала склоняться к переговорам. Ну, а какова роль Туманного Альбиона? Позиция Великобритании в еще не начавшемся конфликте была уникальной. Именно ей предложили участники конфликта стать третейским судьей. И именно от ее желания и воли во многом зависело, начнется война или нет. Ведь по – настоящему никто не стремился к крупномасштабным столкновениям. Но если исходить из того, что у Англии нет постоянных друзей, а есть постоянные интересы, то ясно, что именно ей было выгодно столкнуть лбами русско – французский союз с германским и, не вступая в боевые действия, ослабить своих конкурентов на европейском континенте.

Англичане при вступлении в Антанту подписали только морскую конвенцию, защищавшую их интересы на море, а это вовсе не обязывало вести боевые действия на суше.    Война – это, по сути, величайшее преступление. А в любом преступлении следует искать того, кому оно выгодно. Об отношении к войне Англии уже сказано. Но, как минимум, существовали еще четыре группы заинтересованных в убийстве наследника австро-венгерского престола: сербские националисты, мечтавшие в ходе войны создать Великую Сербию; Россия, стремившаяся, оттеснив австрийцев, утвердиться на Балканах; вездесущие масоны, призывавшие к низвержению тронов, и русские революционеры, преследовавшие свои цели. К этому стоит добавить политические амбиции сильной партии венгров, которая упорно противодействовала федерализации Австро-Венгрии, к чему склонялся наследник Габсбургов эрцгерцог Франц Фердинанд.

Карта Европы перед Первой мировой

Политическая обстановка, сложившаяся в Европе к 1914 году, напоминала гнойный нарыв, который вот-вот должен был лопнуть. Хищно затаились готовые вцепиться друг другу в глотку Франция, Германия, Австрия, Венгрия, Англия и балканские страны. Казалось, что все вокруг только и ждали благовидного предлога для нападения друг на друга. Особенно тревожно было на Балканах. Предгрозовую обстановку здесь связывали с поведением сербов, которые словно сами напрашивались на большую войну. У Австрии нашлось немало сторонников, которые приводили вроде бы веские основания не доверять сербам. Резюмируя их, английский журналист Гамильтон писал: «Австрия имеет немало причин для подозрительного отношения к сербам. В самом деле, приятно ли иметь соседа, бегающего под твоими окнами с ножиком в руках и распевающего с утра до вечера о том, что в Дрине вода течет холодная, а кровь у серба слишком горячая».

К тому времени австрийский император Франц Иосиф был уже слишком стар, чтобы крепко держать кормило власти в своей многонациональной державе. Он практически оставил дела и больше заботился о себе лично. Еще в 1898 году император разделил со своим племянником Францем Фердинандом верховное командование австрийской армией. Он явно готовился к передаче власти своему единственному наследнику, хотя откровенно не любил его. Тот платил ему той же монетой, с явным нетерпением ожидая ухода престарелого императора с политической арены.

Надо заметить, что неприязнь к Францу Фердинанду испытывал не только его царственный родственник. В Австро – Венгрии он был окружен всеобщей ненавистью. Даже люди, относившиеся к эрцгерцогу благосклонно, писали о нем: «Нельзя отрицать в нем ярко выраженного эгоиста и той жестокости, которые отнимали у него интерес к чужим страданиям… Горе всем тем, кого он преследовал своей ненавистью!» Особенно ненавистны Францу Фердинанду были венгры. И все же главную угрозу империи Габсбургов он видел прежде всего в сербах, давно мечтавших о независимой Великой Сербии. Поэтому радикально настроенным сербским националистам он недвусмысленно дал понять, что им стоит умерить свои аппетиты.

С тех пор австрийский наследник стал притягательной мишенью для всех тайных обществ. Сербы повторяли как молитву: «Австрия сама давно съедена червями, а наследника престола скоро съедят могильные черви…» В этой обстановке Европу стали наводнять всевозможные мистические слухи и пророчества.

Так, немецкий профессор Рудольф Мевес разработал оригинальную теорию, согласно которой в истории человечества события повторяются с последовательностью, схожей с годовой цикличностью земных катаклизмов. Он предсказал, что в 1904 году разразится война в Азии (Русско-японская война), а после этого войны будут сотрясать Европу вплоть до 1933 года. Затем в мир явится сам Великий Сатана (именно в 1933 году на политическую арену вышел Гитлер). Удивительно, но почти все так и произошло. Среди лавины пророческих высказываний, в частности, было и предсказание, касающееся династии Габсбургов. Молва передавала из уст в уста, что эрцгерцог Франц Фердинанд якобы не займет престола империи: «Ему суждено умереть на ступенях трона…»

Выстрел в Сараево.

Это пророчество сбылось жарким утром 28 июня 1914 года, когда в боснийский город Сараево прибыл наследник австро-венгерского престола Франц Фердинанд с супругой. Их приветствовали многотысячные толпы народа. Но, несмотря на это, по пути следования кортежа было расставлено совсем немного австрийских солдат, а в самой толпе находилось всего 120 полицейских. И в этой же толпе стояли шестеро юных террористов, боевиков организации «Молодая Босния». Четверо из них не решились действовать, а пятый, 19-летний Неделько Габринович, все же бросил в проезжающий автомобиль эрцгерцога бомбу, но она взорвалась под машиной сопровождения, ранив личного адъютанта наследника. Увидев это, террорист проглотил яд, который почему-то не подействовал, а затем бросился в речку, из которой его выловили и арестовали. Услышав взрыв, товарищ Габриновича Гаврил о Принцип, которому тоже только исполнилось 19 лет, решил, что дело сделано, и направился в кафе отпраздновать это событие. А Франц Фердинанд благополучно добрался до ратуши, где выступил с кратким приветственным словом, а затем поехал в госпиталь навестить раненого адъютанта. И надо же было такому случиться, чтобы его машина проезжала мимо кафе, из которого выходил Принцип. Он вспомнил о том, что поклялся убить наследника австрийского престола и, подбежав к автомобилю, успел дважды выстрелить. Обе пули достигли цели: одна пробила воротник мундира эрцгерцога, шейную артерию и застряла в его позвоночнике, вторая попала в плотный корсет эрцгерцогини. Жена Франца Фердинанда умерла первой, сам он прожил на десять минут дольше. Террориста схватили на месте преступления. Но он еще успел принять яд, который тоже не подействовал.

Арест Гаврилы Принципа

Вот как вспоминала в 1994 году об этом ужасном событии 102-летняя чешка Хелена Навратилова-Плешутова, которая в группе гимназисток наблюдала за прохождением кортежа высокого гостя: «…Автомобиль эрцгерцога неожиданно остановился почти напротив нашей группы. Мы были изумлены. В нескольких шагах от нас молодой человек в темной одежде вынул из кармана револьвер и начал стрелять в направлении автомобиля. Наступило общее замешательство, люди с криками побежали в разные стороны. Никогда не забуду все увеличивавшегося кровавого пятна на белом платье эрцгерцогини. И свой ужас <…> Я видела, как полицейские волокли по земле покушавшегося. Его лицо было бледным. Вечером я боялась выйти из дома. По улицам ездили патрули конной полиции, весь город был охвачен страхом. Звонили колокола всех церквей. Мусульмане и хорваты вышли на улицы с портретами убитого Франца Фердинанда, кричали: “Долой сербов! Долой банду убийц!”»

Быстрый суд

Суд над 24 арестованными и обвиняемыми по делу об убийствах и покушениях открылся в окружном суде Сараево 12 октября 1914 года, а 23 октября судьи вынесли вердикт. Принцип, Габринович и Грабец были признаны виновными в убийстве и государственной измене, но поскольку им еще не исполнилось 20 лет, то смертную казнь применить к ним не могли. Все они получили максимальный срок заключения – по 20 лет каждому – и умерли в тюрьме еще до окончания войны, в разжигании которой сыграли далеко не последнюю роль.    Как ни странно, о готовящемся покушении на эрцгерцога в Белграде знал чуть ли не каждый. Это покушение упоминалось в программе целого ряда националистических организаций Сербии, видевших именно в наследнике престола главное препятствие на пути создания Великой Сербии. К ним относились «Омладины», «Народная оборона» и «Черная рука».

Прострелянный мундир Франца-Фердинанда

Кто «заказал» Франца Фердинанда?

Подготовка к теракту началась еще в 1913 году. Об этом были прекрасно осведомлены в Вене, об этом сообщала и австрийская тайная полиция, и сербское правительство. В марте 1914 года стало известно, что Франц Фердинанд прибудет в Боснию (она тогда входила в состав Австро – Венгрии) на маневры.

И тогда же «Молодая Босния» вынесла эрцгерцогу смертный приговор как врагу славянства и приступила к подготовке покушения. Но Таврило Принцип, Неделько Габринович и Трифко Грабец – бедные студенты из самых глухих провинций Боснии – вряд ли были увлечены идеей создания Великой Сербии. Скорее всего, они просто до глубины души ненавидели Австрию. Эти юнцы не ведали, что эрцгерцог уже склонялся к идее триализма, т. е. предоставления автономии южным славянам, и пытался на этой почве найти общий язык с Николаем II. Он не терпел русских, но говорил: «Я никогда не поведу войны против России. Я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих династий… Если мы предпримем что-то против Сербии, Россия встанет на ее сторону…»

Так кому было выгодно его убийство?

Молодые террористы были фактически пешками в чужой игре. За их спинами скрывалась такая мощная фигура, как полковник Драгутин Дмитриевич, более известный как полковник Апис (шеф сербской разведки). Он возглавлял сербское тайное общество «Черная рука». Члены этой организации мечтали о Великой Сербии и стабильности на Балканах, и автономия славянских народов в составе Австро-Венгрии не входила в их планы. Сербские офицеры, входившие в эту организацию, уже имели большой опыт по организации переворотов и терактов.

Так, в ночь с 28-го на 29 мая 1903 года они ворвались в королевский дворец и устроили там страшную резню, во время которой были убиты король Александр, королева и несколько их приближенных. В результате этого переворота к власти пришла династия Карагеоргиевичей, которые ориентировались на Францию. После этого воодушевленное успехом руководство «Черной руки» стало активно создавать сеть тайных просербских организаций. Одной из них стало «Объединение или смерть», тесно связанное с сербской организацией Боснии и Герцошвины под названием «Молодая Босния». Вступившие в него Г. Принцип и его товарищи дали клятву в письменном виде, подписав ее кровью. Они знали, что ее неисполнение каралось смертью, но им очень хотелось принять участие в «большом деле». Террористы прошли подготовку под руководством Аписа. Их обучали стрельбе по движущимся мишеням, метанию бомб, затем снабдили оружием и цианистым калием (это оказалось ложью) и переправили из Сербии в Боснию. Поначалу они отсиживались в доме Данила Илича, редактора социалистической газеты «Звоно» («Колокол»). Вскоре к ним присоединилась еще одна группа террористов. Так судьба человечества в 1914 году оказалась в руках одного человека – вождя «Черной руки» Дмитриевича-Аписа.

Первая полоса лондонской газеты от 29 июня 1914 года
Первая полоса лондонской газеты от 29 июня 1914 года

Дальнейшее известно: австрийский ультиматум Сербии и война. В бойню оказалась втянута и Россия, отнюдь не готовая к широкомасштабным военным действиям. Однако бросить славянскую Сербию на произвол судьбы она не могла, поскольку это угрожало утратой влияния на Балканах. Здесь возникает вопрос, знал ли Николай II о том, что готовится в Сараево? По некоторым данным, военный агент (атташе) в Белграде В. А. Артамонов и посол Н. Г. Гартвиг были осведомлены о подготовке теракта и даже способствовали этому. Это вытекает из показаний Дмитриевича в суде (полковник был арестован в Сербии в 1917 г.).

Русский след

Мало того, решающее значение в покушении сыграло разведывательное донесение, поступившее Артамонову из русского Генштаба и переданное затем Дмитриевичу. В нем говорилось о свидании кайзера Вильгельма II с Францем Фердинандом в Конопиште и о якобы предстоящем нападении Австро-Венгрии на Сербию (заметим, об этом речь на встрече не шла). Интересно, что накануне покушения, 21 июня, Артамонов убыл с семьей на отдых в Швейцарию. Очень хорошее алиби! Уже через два дня после покушения Россия предприняла меры по вооружению сербской армии, выделив 120 тысяч винтовок, миллион патронов, пушки и снаряды. Короче говоря, русская разведка и дипломаты обязаны были доложить в Петербург о планах «Черной руки», но то ли не посчитали нужным, то ли доклад уже в столице был положен под сукно.

Дмитриевич был причастен не только к сараевскому убийству, но и ко многим другим террористическим актам. К тому же он знал слишком много тайн сербского сопротивления и потому был опасен вдвойне. А такие люди, как известно, долго не живут. В декабре 1916 года сербский принц-регент Александр, опираясь на тайную организацию «Белая рука» во главе с полковником Петром Живковичем, арестовал Дмитриевича. А в конце мая – начале июня 1917 года военный суд в Салониках приговорил легендарного Аписа к расстрелу. Но о том, кто же все-таки «заказал» ему убийство Франца Фердинанда – Париж, Берлин, Вена, Будапешт или Белград, – тот так и не сказал.

В деле о сараевском убийстве есть еще один след – масоны, эти ниспровергатели тронов. Некоторые эксперты считают, что идея покушения на эрцгерцога принадлежала не Дмитриевичу, а сербскому министру и масону, одному из создателей организации «Черная рука» Любе Чупе. О масонах заговорили уже во время допросов убийц, о чем свидетельствуют стенограммы. Кстати, Габринович, неудачно бросивший бомбу в автомобиль эрцгерцога, тоже был масоном.    Интересен еще один маленький нюанс. «Черная рука» через своего представителя Габриновича осуществляла контакты с русскими революционерами, особенно с Луначарским, Мартовым и Троцким.

Очевидно, эту тайну пытался открыть на московском процессе 1937 года Карл Радек, когда заявил: «Я хотел бы также рассказать о тайне войны… Одна часть этой тайны была в руках молодого сербского националиста Принципа, который предпочел умереть в тюрьме, но не открыть ее…» Но договорить Радеку не дали… Как бы то ни было, а русские революционеры умело воспользовались плодами войны. Не стоит забывать, что в результате выстрелов, прозвучавших в Сараево, Европа была ввергнута не только в пучину войны, но и революций, которые стоили престолов сразу трем династиям – Габсбургам, Гогенцоллернам и Романовым.

«Поставить Сербию на место…»

Что ж, следует признать, что вряд ли когда-нибудь будет найден определенный заказчик сараевского убийства. Ведь им могли оказаться не просто отдельные люди или тайные организации, но и целые государства. Остается лишь добавить, что известие о гибели Франца Фердинанда не вызвало в европейских странах скорби. Даже в самой Австро-Венгерской империи ни венгры, ни славяне, ни сами немцы слезинки не пролили. Напротив, в кругах высшего света воцарилось веселье. Гулянье на Пратере не отменяли, на улицах Вены звучала музыка. А внук императрицы Марии Луизы (второй жены Наполеона I), маркиз Монтенуово, даже откровенно заявил: «Нам давно нужен был предлог, чтобы поставить Сербию на место – в углу на коленях, и Франц Фердинанд дал нам его, а теперь его задача в этом мире окончена».

Убийство было поводом, но не причиной. Если бы эрцгерцог вернулся домой целым и невредимым, война бы все равно началась. Просто позже. Ведущие державы, фактически, уже поделили мир на либо на собственные владения, либо на сферы влияния. В зону раздела не попала Америка, где большинство стран добились независимости уже к середине XIX-го века. Но все прочие территории от Атлантического океана до линии перемены дат, плюс Океания, были, в той или иной степени, разделены.

Даже формально независимые страны находились под чьим-нибудь влиянием, либо политическим, либо экономическим. Исключение, пожалуй, составляла лишь Япония, сумевшая преодолеть давление извне благодаря знаменитым реформам Императора Мейдзи.

Пара простых примеров: независимая Болгария имела, при полностью православном населении, зависимого от Германской Империи короля Католика, независимая Персия в 1910-м была разделена на сферы влияния Россией и Великобританией. Договор, по сути, был дележом, какой бы то ни было участие в нем персидской стороны не предполагалось. Впрочем, самый показательный пример — Китай. Поднебесная была разорвана великими державами в 1901-м году поле Ихэтуаньского восстания. Его подавлением занималась коалиция из России, Японии, Великобритании, Франции, США, Германии, Италии и Австро-Венгрии. Контингент последних двух стран составлял 80 и 75 человек соответственно. Тем не менее, Италия и Австро-Венгрия наравне со всеми приняли участие в подписании мирного договора, по итогам которого, Китай, сохранив формальную независимость, стал зоной экономических интересов восьми стран сразу.

Когда все территории уже поделены и съедены, встает только один вопрос, когда делящие ввяжутся в конфликт друг с другом. Великие державы, очевидно, держали будущий конфликт в уме. Недаром задолго до войны были заключены глобальные геополитические союзы. Антанта: Великобритания, Франция, Россия и Центральные державы: Германия и Австрия, к которым позднее присоединились Османская Империя с Болгарией. Все это закладывало под мирную Европу пороховую бочку. Впрочем, Европа и без того не была мирной. Она воевала постоянно и беспрерывно. Целью каждой новой кампании, пусть и очень небольшой, было желание оттяпать себе под сферу влияния еще какое-то количество квадратных километров. Впрочем, важно другое, у каждой державы имелся интерес, шедший вразрез с интересами другой державы. И это делало очередной конфликт неотвратимым.

Правительства Австрии, Германии, Османской Империи, России, Великобритании и Франции были заинтересованы в войне друг с другом, ибо не видели иного способа разрешить имеющиеся споры и противоречия. Великобритания и Германия делили Восточную и Юго-западную Африку. При этом Берлин не скрывал, что поддерживал буров, во время англо-бурских войн, а Лондон отвечал на это экономической войной и созданием антигерманского блока государств. Франция тоже имела к Германии множество претензий. Часть общества требовала военного реванша за унижение во Франко-прусской войне 1870−1871, по итогам которой Франция потеряла Эльзас и Лотарингию. Париж добивался их возврата, но Германии ни при каких обстоятельствах эти территории не отдала бы. Ситуация могла разрешиться только военным путем. Плюс Франция была недовольна австрийским проникновением на Балканы и расценивала строительство железной дорогие Берлин — Багдад, как угрозу своим интересам в Азии. Германия требовала пересмотра колониальной политики Европы, постоянно требуя уступок от других колониальных держав. Не говоря уже о том, что Империя, существовавшая чуть более сорока лет, стремилась к господству если не во всей Европе, то, как минимум, в континентальной ее части. Австро-Венгрия имела огромные интересы на Балканах и воспринимала как угрозу политику России, направленную на защиту славян и православных в восточной Европе.

Дипломаты не смогли предотвратить войну, которую хотели военные

Кроме того, Австрия вела длительный спор с Италией из-за торговли в Адриатическом море. Россия, помимо Балкан, хотела получить еще контроль над проливами между Черным и Средиземным морем. Количество взаимных претензий и конфликтных ситуаций предполагало только один выход из положения — войну. Представьте себе коммунальную квартиру. Шесть комнат, в каждой из которых живет семья хорошо вооруженных людей. Они уже поделили коридор, кухню, туалет и ванную и хотят больше. Вопрос стоит так, кто будет контролировать всею коммуналку? При этом договориться друг с другом семьи не могут. Что будет в такой квартире — война. Нужен был только повод. В случае с Европой таким поводом стало убийство Франца Фердинанда. Не было бы его, нашелся бы другой повод. Это, кстати, довольно убедительно показывают переговоры, которые велись в июле 1914-го года. У великих держав был месяц на то, чтобы договориться, но они даже не попытались сделать этого.

Другое дело, что никто, очевидно, не подозревал, чем может кончится глобальных конфликт всех сильнейших стран на планете. Правительства полагали, что война будет долгой, но не настолько. Год-два, не больше, а потом мир и ожидание нового конфликта. Но два года прошли очень быстро, война не кончилась, а экономики начали трещать. В войну вступили пять Империй и одна республика. Через четыре года от четырех Империй не осталось и следа. Австро-Венгрия, Германия, Российская Империя прекратили свое существование в том виде, в котором они существовали до этого. Умерла и Османская Империя. Если бы правительства этих стран допускали бы мысль такого развития событий, то, возможно, войны и удалось бы избежать. В конце концов, для России и Австрии вариант неучастия было возможен. Больше того, в этих странах жили и работали достаточно влиятельные политики, которые убеждали Императоров в конфликт не ввязываться.

Памятник Гавриле Принципу в Источно-Сараеве
Памятник Гавриле Принципу в Источно-Сараеве

В Сербии ранее уже была увековечена память Гаврило Принципу. В честь революционера была названа улица в столице Сербии Белграде (улица Гаврила Принципа), есть улицы с его именем в сербском городе Ниш, и в черногорском городе Бар.

В июне 2014 года, к 100-летней годовщине сараевского убийства, в Источно-Сараеве в Республике Сербской в составе Боснии и Герцеговины установили первый памятник Гавриле Принципу. На церемонии его открытия президент Республики Сербской Милорад Додик заявил, что «сербы гордятся предками, боровшимися за сохранение своей идентичности».

«Сегодня мы не боимся правды. Гаврило Принцип был героем, символом идеи свободы, убийца насильников и носителем Европейской идеи освобождения от рабства, другие могут думать, что хотят», — заявил Томислав Николич.

Могила Гаврила Принципа