Международный трибунал по бывшей Югославии в Гааге
Международный трибунал по бывшей Югославии в Гааге

Бывший лидер боснийских сербов Радован Караджич приговорён к пожизненному заключению вместо 40 лет тюрьмы. Таким образом, суд в Гааге отклонил апелляцию адвокатов и только ужесточил наказание. Эксперты назвали процесс над Караджичем политическим, отметив, что решение судей в преддверии двадцатилетия с момента начала бомбардировок Югославии соответствует намерениям Запада «окончательно решить сербский вопрос».

Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (МОМУТ) — специальный орган для рассмотрения апелляций на решения Международного трибунала по бывшей Югославии — 20 марта пересмотрел обвинительный приговор бывшему лидеру боснийских сербов Радовану Караджичу и приговорил его к пожизненному сроку.

Таким образом, судьи ужесточили решение, предусматривавшее 40 лет тюрьмы, на которое была подана апелляция.

«Апелляционная палата считает, что приговор, вынесенный судебной палатой и предусматривающий 40 лет тюремного заключения, недооценивает крайне важную роль Караджича и его непосредственное участие в совершении самых тяжких преступлений в период всего конфликта в Боснии и Герцеговине. Апелляционная палата отменяет решение судебной палаты и приговаривает Караджича к пожизненному заключению», — приводит слова председательствующего судьи Ван Пруссе Йонсена ТАСС.

Такого показательного приговора стоило ожидать, отметил в разговоре с RT доктор политических наук, научный сотрудник Института европейских исследований Стеван Гайич.

«Гаагский трибунал — это политическое судилище над сербами. Более 70% осуждённых на его процессах были с сербской стороны. Там не было лидеров стран НАТО, которые руководили самыми страшными преступлениями — бомбардировками Югославии», — рассказал он.

Решение по апелляции ещё раз показало, что этот трибунал политически мотивирован, добавил эксперт.

«Суд так и не представил убедительных доказательств того, что Караджич причастен к военным преступлениям», — подчеркнул Гайич.

«Публичная казнь»

Радован Караджич — один из последних видных деятелей эпохи распада Югославии и балканских войн, дело которого ещё находилось на рассмотрении Гаагского трибунала.

Слободан Милошевич
Слободан Милошевич

Бывший президент Сербии и Союзной Республики Югославия Слободан Милошевич скончался от сердечного приступа в тюрьме ООН в Гааге 11 марта 2006 года, до завершения суда над ним. Начальник штаба Войска Республики Сербской Ратко Младич в 2017 году был приговорён трибуналом к пожизненному заключению. Вице-премьер сербского правительства Воислав Шешель в 2016 году был оправдан, однако в 2018 году этот приговор был отменён и Шешеля приговорили к 10 годам тюрьмы, при этом приняв во внимание 12 лет, которые он уже провёл в гаагской тюрьме.

В ноябре 2017 года прямо на заседании трибунала покончил с собой хорватский военачальник Слободан Пральяк. После того как судьи отклонили его апелляцию на приговор к 20 годам тюрьмы, он совершил самоубийство.

При этом деятельность Гаагского трибунала практически не коснулась лидеров Косова и Боснии и Герцеговины. Один из ведущих полевых командиров косовских албанцев Хашим Тачи в 2016 году был избран президентом самопровозглашённой Республики Косово. Премьер Косова Рамуш Харадинай в 2005 году был оправдан по 37 пунктам обвинения. Бывший командующий группировкой войск Боснии и Герцеговины Насер Орич был оправдан по обвинениям в убийствах сербского населения и получил два года тюрьмы за «непринятие мер по предотвращению убийств нескольких сербских пленных».

Стоит отметить, что приговор Караджичу был вынесен 20 марта — всего за четыре дня до памятной даты начала бомбардировок Югославии силами НАТО, которым в этом году исполняется 20 лет.

Решение суда призвано «унизить сербов», считает старший научный сотрудник Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Ирина Руднева.

«Действия суда направлены на то, чтобы подчеркнуть вину одного-единственного народа в событиях 1990-х — сербов», — отметила Руднева в беседе с RT.

Директор Российско-сербского фонда развития культурных и общественных отношений Олег Дзыза считает, что исход этого «абсолютно политического процесса» был предопределён.

«В конце концов, есть ли на самом деле разница между 40 годами заключения и пожизненным сроком? Новый приговор понадобился им только для того, чтобы придать процессу правовой, легитимный вид, изобразить, что суд принимает какие-то решения и в чём-то пытается разобраться. На самом деле это фикция. Организаторы данного процесса преследуют одну цель — совершить публичную казнь человека, попытавшегося бросить им вызов», — отметил Дзыза в разговоре с RT.

История первого президента

После распада Югославии Караджич, врач-психиатр по профессии, ушёл в политику. Он стал основателем Сербской демократической партии (СДП) в Боснии. В 1991 году Караджич предупредил, что, если Босния и Герцеговина (БиГ) объявит в одностороннем порядке независимость от Белграда, боснийские сербы будут добиваться объединения с Сербией.

В октябре 1991 года парламент Боснии и Герцеговины принял Меморандум о суверенитете Боснии и Герцеговины простым большинством голосов. Сербы и хорваты были названы в документе национальными меньшинствами. В ответ сербское население созвало Скупщину боснийских сербов и провело референдум, участники которого высказались за объединение с Сербской Краиной, Сербией и Черногорией, то есть за создание обновлённого югославского государства. Руководство Боснии назвало это действия незаконными.

В это же время хорватское меньшинство заявило о создании своего государства в Боснии — Республики Херцог-Босна, что привело к ещё большему этническому размежеванию в стране. А в апреле 1992 года боснийские сербы провозгласили создание Сербской республики Боснии-Герцеговины, позднее получившей название Республика Сербская. Её первым президентом стал Радован Караджич.

Вскоре в Боснии и Герцеговине началась кровопролитная гражданская война с участием трёх сторон: сербов, хорватов и мусульман-босняков. До прекращения боевых действий в 1996 году Караджич осуществлял политическое и административное руководство Республикой Сербской в БиГ. Однако по завершении гражданской войны он отошёл от активной политической жизни.

Вскоре после этого МТБЮ выдвинул ряд обвинений против Караджича. Бывшего главу Республики Сербской в БиГ объявили в розыск по линии Интерпола, а США назначили награду в $5 млн за информацию о его местонахождении. Сдаться в руки международного правосудия Караджича призывала даже его жена Лилиана, заявив, что из-за него её жизни и жизни детей экс-президента угрожает опасность.

Драган Дабич - Вторая жизнь Радована Караджича
Драган Дабич — Вторая жизнь Радована Караджича

Как выяснилось позже, бывший политик скрывался в Белграде под именем Драган Давид Дабич. Он занимался медицинской практикой в одной из частных клиник. Караджич изменил внешность, отрастил длинные волосы и бороду. Его задержали сербские власти 24 июля 2008 года и перевезли в тюрьму МТБЮ. Спустя год ему было официально предъявлено обвинение по 11 пунктам.

Обвинительное заключение

Караджич стал самым высокопоставленным политиком после Милошевича, который представал когда-либо перед МТБЮ.

Как полагала сторона обвинения, Караджич несёт ответственность за ряд военных преступлений, совершённых армией Республики Сербской в период с апреля 1992 по ноябрь 1995 года. В тексте обвинительного заключения было сказано, что Караджич как руководитель республики «знал или мог знать, что силы, которыми он руководит, были причастны к преступлениям против мирных жителей и нарушениям законов и обычаев войны».

«При этом он не предпринял никаких мер для предотвращения преступлений, хотя мог это сделать», — говорится в тексте обвинительного заключения.

Караджича обвинили и в причастности к самому известному случаю массового убийства в ходе войны в Боснии и Герцеговине — уничтожению около 7 тыс. мусульман в поселке Сребреница.

По версии МТБЮ, Караджич также виновен в том, что под его руководством были разрушены памятники истории и культуры в Сараеве и уничтожено имущество мирных граждан. Кроме того, Гаагский трибунал обвинил Караджича в том, что он отдал приказ о систематическом обстреле Сараева из снайперских винтовок, миномётов и гранатомётов в период с 12 мая 1992 года по ноябрь 1995 года.

В тексте обвинительного заключения говорилось, что Караджич отдал распоряжение захватить представителей ООН в Боснии и Герцеговине и приковать их к мосту, чтобы не допустить ударов по этим объектам авиации НАТО.

Суд первой инстанции приговорил Караджича к 40 годам лишения свободы, признав его виновным по 10 из 11 пунктов обвинения. Защита политика воспользовалась правом на обжалование приговора. Адвокаты Караджича насчитали «48 процессуальных и фактических ошибок, которые повлияли на принятие решения судом первой инстанции».

В ходе заседания адвокат политика Питер Робинсон потребовал отменить обвинительный приговор и отправить дело на новое рассмотрение. В свою очередь, прокуратура МТБЮ сочла решение первой инстанции слишком мягким и тоже подала апелляцию, в которой потребовала вместо 40 лет заключения приговорить бывшего лидера боснийских сербов к пожизненному лишению свободы.

Сербский вопрос

Международный трибунал по бывшей Югославии (трибунал завершил свою работу в 2017 году, приговор Караджичу вынесла Апелляционная палата Международного остаточного механизма для уголовных трибуналов в Гааге.) с самого начала был создан для осуждения только одного народа — сербов, отметила  профессор МГИМО, политолог Елена Пономарёва.

«Неслучайно приговор Караджичу вынесен в преддверии серьёзной даты — двадцатилетия с момента начала бомбардировок Югославии армадой НАТО. Караджич неразрывно связан с сербским народом, историей становления сербской государственности. Страшным сном западных политиков в 1990-х годах было создание сильного и крепкого сербского государства, которое могло бы объединить территории проживания сербов, как это было ещё в XIX веке», — отметила Пономарёва.

Сейчас внимание общественности снова приковывают к «зверствам» сербов, пояснила эксперт.

«Логика здесь простая: если сербские лидеры признаются виновными в совершении преступлений против человечества и приговариваются трибуналом к пожизненным срокам, значит, сербы действительно кругом виноваты и не стали жертвами агрессии, а были «принуждены к миру». Приговор Караджичу нужно рассматривать именно в этом ключе, так как Запад не отказался от плана окончательно решить сербский вопрос», — рассказала Елена Пономарёва.

Мотивы организаторов этого судилища понятны — они уверены, что Караджич не должен выйти на свободу, считает Пономарёва.

«На самом деле в возрасте Караджича и 40 лет тюрьмы можно считать почти что пожизненным сроком. Поэтому увеличение срока до пожизненного является скорее символическим жестом, демонстрацией того, что право находится на стороне силы. Это очередная попытка унизить мировое сообщество, потому что это — неправовой вердикт. А так как Сербия всегда была тесно связана культурными и историческими узами с Россией, то этот жест адресован не в последнюю очередь и российской стороне», — заключила эксперт.

На эту тему,

Суд в Гааге приговорил Караджича к пожизненному заключению

Источник