11 ноября во многих странах — День памяти погибших в Первой мировой войне, официально известный как День памяти павших.

В этот день в 1918 году представители противоборствующих сторон подписали Компьенское соглашение о перемирии, положившее конец кровопролитию на полях сражений. Своё название соглашение получило по месту его подписания – в штабном железнодорожном вагоне маршала Фоша в лесу близ города Компьен во Франции.

Учреждение сегодняшнего праздника – это дань памяти всем жертвам Первой мировой войны. В этот день проходят торжественные церемонии возложения венков к мемориалам, а также на воинских захоронениях в разных городах Сербии. Таких памятных мест в стране очень много. В церемонии принимают участие высшие должностные лица государства, а также представители дипломатических миссий разных стран. 11 ноября является для граждан Сербии выходным днем. Вместе с празднованием Дня перемирия распространение получает и связанная с этим традиция носить на одежде цветок рамона – как символ победы и возрождения.

Во время Первой мировой войны остров Видо служил местом карантина больных холерой сербских солдат после отступления сербской армии и части гражданского населения через Черногорию и Албанию в 1915 году, в то время как основным местом дислокации сербских войск был остров Керкира.

После нечеловеческих испытаний в горах Албании (знаменитая «Албанская голгофа», когда сербская армия и гражданские лица предпочли отступить перед врагом, но не пойти на капитуляцию), истощенным, часто раненым и больным сербам пришлось пройти еще 160 км километров пешком по болотистому побережью от Скодара до Влоры, потому что обещанные корабли союзников все еще не показывались. Когда, казалось бы, спасение было близко, сербские солдаты продолжали умирать от тифа, ран и голода. Потребовался ультиматум Николая Второго, пригрозившего выйти из войны, чтобы союзники выполнили обещания и вывезли обессиленных людей.

Остров Видо

Большинство сербов было переправлено на остров Корфу, а больные тифом оказались на соседнем маленьком островке Видо, где продолжали умирать. Поскольку места на небольшом острове было недостаточно, а также из-за опасности распространения эпидемии, было решено хоронить их в море. По официальным данным (неполным, потому что учет начался не сразу), за период с 21 января по 23 марта 1916 года в проливе Корфу было захоронено 4,847 сербских солдат и офицеров.

В 1938 году на острове был возведён мавзолей по проекту архитектора Николая Краснова. В стенах мавзолея находятся 1232 кессона, содержащих останки солдат, похороненных ранее на кладбищах Корфу, имена которых были известны. Останки неизвестных солдат были погребены под двумя мемориальными плитами за пределами мавзолея.

С тех пор у сербов существует обычай – все их корабли, проходя пролив Корфу, останавливаются, чтобы почтить память погибших сербских воинов.

Милутин Боич

Известный сербский поэт Милутин Бойич (1892-1917), участвовавший в переходе через горы Албании и через год умерший в Греции от последствий пережитого, написал легендарное стихотворение «Голубая гробница», которое осталось самым ярким и трогательным свидетельством трагедии.

Памятник остров Видо

Голубая гробница

Стойте, галеры царские! Тише, кормила сильные.
Скользите своей стезёй.
Дни отпою великие, сны отпою могильные
Над этой святой водой.

Здесь на дне, где бродят призраки и грезы,
Здесь, где торфяные водоросли серы,
Море посвящает всей природы слезы
Прометеям воли, мученикам веры.

Слышите, вздыхает безутешно море,
Видите, как месяц катится уныло,
Черное, большое несказанно горе
В этих водах южных навсегда застыло.

Это храм печали, скорбная гробница,
Где мертвец великий почивает в мире,
Мрачная, как братьев призрачные лица,
Тихая, как звезды в стынущем эфире.

По небесным волнам проплывают мимо,
На глазах меняясь, дивные картины,
Воздух наполняет песня-пантомима –
Это дух великий освятил глубины.

Стойте, галеры царские! В трауре трубы медные
На кладбище быть должны.
Братья мои погибшие, дети Отчизны бедные
Счастливые видят сны.

И веков армады проплывут, как пена,
Жаждущая моря, сна и умиранья,
И придет иная, солнечная смена —
Сотворит на прахе новый храм сиянья.

Здесь сокрыта мглою и волной беспечной
Страшная величьем тайна эпопеи,
Колыбель предстанет сказкой бесконечной
Духа, что взывает: «Где вы, корифеи?»

Здесь в глубинах мглистых навсегда почила
Радость и надежда солнечного рода,
Волнами покрыта чудная могила
Меж землей и синим полыханьем свода.

Стойте, галеры царские! Факелы в воду пышные!
Почтите великий сон.
Гимны слагаю грустные, гимны пою неслышные,
Слагаю безмолвный стон.

Пусть царит безмолвье долго-долго, дабы
Каждый мертвый слышал рев текущей лавы —
Это кровь потомков, и они не слабы:
В их крови бушует кровь отцовской славы.

Далеко отсюда алою зарею
Кровь горит, что в водах этих растворилась,
Здесь отцы причастны к вечному покою,
Там сынов дорога в вечность устремилась.

И — ни слов, ни всхлипов, ни ночного страха.
Только взгляд тяжелый сказочных титанов,
Ладана дыханье и дыханье праха,
Рокот отдаленный черных барабанов.

Стойте, галеры царские! Будни отпейте грозные,
Печальной скользя стезей.
Скорби такой не видели светлые очи звездные
Над этой святой водой.

Похоронение сербских солдат остров Видо

Автор: Ольга СЕРЕБРОВСКАЯ

Источник